Онлайн-выставка «Призраки»
6+
Город остановился. В нем выключен звук, пропала ночная жизнь и друзья стали
картинкой на экране компьютера. Я поселилась в мире отражений и жду, когда мир
перезагрузится.

София Слоним
Город, каким его увидела София Слоним, состоит из цветовых пятен, ломаных линий,
пунктиров, синкоп. Каждое фото – перелом пространства со смещением, брешь в фасаде.
Архитектура в кадре ломается, как сухое печенье, собираясь заново, и одни элементы этой
мозаики оказываются утерянными, иные, чужеродные, приживаются.
Часто невозможно понять, что за фактура на фото: лёд, притворяющийся кружевом, или
фрагмент занавески, отбрасывающий кружевную тень на лужу. Наложение узоров – не
монтаж, но угол зрения, завораживающая не только зрителя, но и автора роспись по
реальности.
Люди в этом городе обозначены полунамеком; отражаются в витринах, не поднимают
глаз, не выпрямляют спин. Лица с рекламных постеров и афиш, напротив, смотрят по-
хозяйски уверенно – век афиши в бессобытийности длится долго, ее не торопятся
заменить свежей.
Пандемия когда-нибудь закончится, жизнь снова изменится, но действительность,
пойманная Софией Слоним в период безвременья и безлюдья, еще одним слоем ляжет в
историю города и будет еще какое-то время проступать сквозь новые, до поры до времени
неплотные его покровы.

Marysya Zlobek, куратор
Marysya Zlobek: Ты как называешь город – Питер или Петербург? Или Санкт-Петербург?
София Слоним: Петербург или Питер, по настроению.
MZ: Ты несколько раз переезжала. Сколько лет ты здесь живешь?
СС: Мне кажется, около трёх лет. Первые два года я часто бывала в Москве, но в этом
году не была там ни разу.
MZ: Помогает ли перемена мест изменить что-то внутри, если в этом есть потребность?
СС: Конечно. Каждое новое место меняет человека. Иногда до неузнаваемости.
MZ: Долго ли ты привыкала к этому городу, или это «твое место», к которому сразу
возникло ощущение принадлежности?
СС: У меня вообще нет ощущения принадлежности. Как и своего места. Кажется, я
кочевник по натуре.
MZ: Чем хорош и чем плох для тебя Петербург?
СС: Хорош своей красотой и тем, что здесь везде происходит что-то необыкновенное, а
если нет, то оно сразу придумывается. При этом я люблю жару, яркое солнце, шумных
людей, а это совершенно другая картина. Здесь многое даётся тяжело, медленно, в
особенно пасмурные дни не хочется вставать с кровати. Но не надо никем притворяться.
Можно быть собой, не обязательно быть победителем.
MZ: Как на твою внутреннюю жизнь повлияла пандемия – интересно в динамике – как ты
воспринимала первую серию и как это меняется сейчас
СС: Я и до пандемии страдала от того, что я экстраверт в стране интровертов, а тут я чуть
с ума не сошла. У меня появилось непрерывное желание быть с людьми, среди людей и
для людей. Вообще, важнее человеческого общение может быть только спасение
человека. Но часто спасает какое-то правильное слово. Даже искусство — это общение,
оно сделано человеком для людей.
MZ: Ты написала в эпиграфе к проекту на сайте, что ждешь, когда мир перезагрузится.
Что с ним происходит? Может, надо уже систему переустановить?
СС: К сожалению, мои надежды обманулись. Я думала, что нас ждёт революция чувств,
любовь, праздник, но, похоже, люди привыкают жить в состоянии вечной социальной
дистанции.
MZ: У нас любят оптимизм и всякие «зато». Как ты думаешь, объективные сложности
последнего времени идут кому-то из художников на пользу
СС: Сейчас рай для любителей работать с архивами, живописцев и мизантропов.
Надеюсь, и наше время придёт.
MZ: Расскажи, как появился проект «Призраки»? Он связан с новой городской пустотой,
которую мы увидели весной из-за локдауна и его разновидностей? Насколько все было
строго тогда в Питере?
СС: У нас было не так строго, но тоже тяжело. Локдаун ударил по всем. Вот эта тишина
города меня напугала и, наверное, изменила, как человека и художника.
MZ: Можешь отобрать пять своих любимых фото?
СС: Они всегда разные. Можно менять каждый день.
MZ: Как ты думаешь, этот проект возможен только в Питере?
СС: Этот — да.
MZ: Питерские призраки опасны для живых или дружественны им?
СС: Питере везде призраки. Как живые, так и мертвые. Мы тоже иногда призраки. У
каждого свой характер.
София Слоним, «Свитер». 2020
MZ: Для тебя важно иметь возможность выходить и бродить по городу? А дома ты
фотографируешь?
СС: Для меня важно фотографировать все и везде. Бродить по городу я могу целыми
днями. На морозе только вся техника быстро разряжается. Я снимаю телефоном. Накоплю
немного — куплю маленький фотоаппаратик, соскучилась по чувству аппарата. Когда-то
я снимала на пленку, был диалог с самой камерой. Пленка для меня ушла в прошлое,
теперь надо подружиться с единицами и нулями, ну или что там внутри.
P.S.
София Слоним
Стихи
Место действия: Детсад на улице Удальцова

***
Дело было четвергом
Праздничной недели
Ели дети за столом
Ели душу в теле.
***
Так я стала идеей птицы,
притворившейся полевым зверьком.
***
Помню, одна добрая воспитательница
разрешала не спать, и я тогда
лепила из пластилина и ела черный хлеб.
***
А они там
В одинаковых позах
В одинаковых кроватках
Узнавали жизнь так,
Как ее не знаю я.
***
Потом все шли гулять,
И почему-то бегали по кругу,
И женщина в вязаной шапке
Говорила мне:«Ели-ели душу в теле»

***
День проходит
Заканчивается
Ты грустный
Или задумался
Рождается каждый день

Несколько тонн
Человек
Людей
Разделённых
Одной полосой
КолОссом-колосом
Где-то женщина ходит босой
С хриплым сорванным голосом
Как бы снова научиться петь,
Чтобы все это вытерпеть?
Как же эта небесная клеть
Может выкипеть?
Кажется, что все праведники
Поднялись по лестнице,
Но это поезд
Ехал-ехал по рельсам
Это всё северная Кали Юга —
Сказал случайный знакомый
Вот они и встретились
Столкнулись
И пошли в разные стороны
Только ветер навывал мелодию,
Только рельсы навевали ритм
Провожающие больше не машут рукой,
Стоя на вокзале,
Напротив окна
А он набирает скорость
И едет
***
Мне сказали, что мы живем в игре,
Мне вдруг захотелось даже поверить,
Что теперь я царь, я живу в норе
И меня спасут добродушные звери.
Анна Ивановна вышла замуж,
Анна Сергеевна вышла замуж,
Анна Семеновна вышла замуж
А я до сих пор играю.
У меня вместо мозга ад в квадрате,
У меня вместо сердца карта памяти,
Вы же знаете, я ваш царь,
Почему вы со мной не играете?
Где-то здесь закралась ошибка.
Я захожу в последний вонючий автобус
И понимаю,
Я умру еще десять раз,
Но покину навсегда этот уровень.

***
Бывает, подумаю:
быть бы мне пеной морскою,
о камни,
прибрежные мели
кудрявой
стучать
головою.
Стать бы мне девочкой
с мячиком,
горностайчиком,
котиком.
С жемчужной сережкой,
мальчиком,
вздувшимся
серым
животиком.
Стать бы мне
домом, в котором
не говорят о покойнике.
Какая небесная музыка,
Бьется о подоконники.
София Слоним училась в Израильской национальной академии «Бецалель» на отделении фотографии (выпуск 2005), затем в Свободных мастерских МОММА в Москве (2016), в настоящее время проходит обучение в Санкт-Петербургской школе нового кино. Выставляется в Москве, Санкт- Петербурге, Иерусалиме, Тель-Авиве, живет в Санкт-Петербурге.

Сайт https://sophiaslo.jimdofree.com/
FB: https://www.facebook.com/toybird
Instagram: https://www.instagram.com/sophia.slonim
Также смотрите